Зачем Китай борется с онлайн-гигантами

Зачем Китай борется с онлайн-гигантами cryptowiki.ru

В последнее время Китай стал регулярным поставщиком новостей для инвесторов, по большей части нерадостных. Котировки падали в самых разных отраслях, начиная с финтеха и IT до полупроводников, видеоигр и онлайн образования. Причина — в действиях местного регулятора. Чего добиваются власти Китая и во что инвестировать? Telegram-канал «Антихайп про деньги» взял интервью у китаеведа, кандидата экономических наук и автора книги «Ни хао! Как вести дела с китайскими партнерами» Константина Батанова.

С чем вы связываете столь значительный разворот позиции Китая в отношении финтеха? Стал ли триггером Джек Ма с критикой правительства или это новая позиция в отношении бизнеса?

Китай придает большое значение финтеху, стремится всячески развивать цифровизацию общества и экономики. Существует множество структур, которые в этом участвуют и вполне хорошо себя чувствуют. Отличие от других стран состоит в том, что китайские контролирующие органы ведут аналитическую работу и предпринимают какие-то действия до того, как возникнет проблема, а не после того, как она приведет к негативным последствиям.

Западные СМИ пытаются сделать из Джека Ма мученика, который боролся за свободу и за это пострадал. Наши СМИ это подхватывают и доносят до российских читателей. На самом деле Ма всего лишь рассуждал о том, что надо снижать роль регуляторов в экономике, но он не критиковал правительство или компартию Китая (если бы он это сделал, то последствия были бы гораздо серьезнее, чем штраф).

Претензии были не только к нему, но и к другим интернет-гигантам. Когда компания становится очень крупной и начинает влиять на жизнь многих людей, она обретает не только большие прибыли и возможности, но и серьезную ответственность. Иногда приходится жертвовать прибылями ради ответственности. Джек Ма, видимо, стал отдаляться от этого принципа, поэтому их оштрафовали на относительно небольшую для его корпорации сумму. Суть претензий была в том, что его компания Alibaba и ее дочерние подразделения использовали свою финансовую и технологическую мощь для извлечения сверхприбылей и подавления конкурентов.

Как Alibaba реализовывала это?

Основной бизнес Alibaba — платформы электронной торговли Taobao и Tmall. Изначально они должны были помогать малому и среднему бизнесу выходить на рынок в обход посредников, экономя деньги на аренду магазинов и т. п. В последнее время Alibaba стала диктовать продавцам условия: запретила пользоваться платформами, принадлежащими другим компаниям, ввела сложные фильтры поиска товаров на сайте (чтобы товар выходил наверх результатов поиска, нужно было платить), подняла стоимость своих услуг (например, Tmall взимает от 5% до 8% комиссии за транзакцию). Это привело к тому, что доходы продавцов стали падать, а прибыль Alibaba продолжала расти, одновременно многие мелкие продавцы не смогли продолжать работать через Alibaba — то есть малый бизнес уступил место крупному.

В Китае большое население, которое нужно трудоустраивать, поэтому китайские власти очень бережно относятся к малому бизнесу, соответственно, когда небольшие фирмы стали жаловаться, власти их услышали, стали анализировать ситуацию и приняли решение слегка «одернуть» Alibaba. При этом не идет речи о том, чтобы ее закрыть или расформировать.

Если смотреть шире, разгром коснулся многих отраслей. Что это: попытка устранить неравенство или желание взять под контроль бизнес?

Важно понимать, что финтех не разгромили, а раздробили, сохранив конкуренцию. Если бы его хотели взять под контроль, то просто запретили бы полностью, как производство биткоинов. Поэтому речь идет о стремлении повышать конкурентоспособность бизнеса и качество услуг.

Китайское руководство на днях объявило о своем твердом намерении стать инновационной и высокотехнологичной державой, планирует привлекать для этого таланты со всего мира и осуществлять многомиллиардные вливания в соответствующие проекты. Естественно, без развития финтеха и онлайн-образования это будет невозможно. Поэтому ограничительные меры против «гигантов» — это как раз стремление не дать им стать монополистами, которые будут использовать свою мощь для подавления более слабых конкурентов, оставаясь при этом в «расслабленном» состоянии, так как их господству ничего не угрожает.

Ни для кого не секрет, что в некоторых западных странах интернет-гиганты скупают перспективные стартапы в своих отраслях не для того, чтобы их развить, а для того, чтобы просто убить в самом начале. Таким образом они борются с потенциальными конкурентами. Китайские власти не желают это допустить и в своей стране.

Китай сталкивается с проблемами на двух фронтах: сокращение объемов промышленного производства для достижения целей по выбросам и энергоемкости и фактической нехваткой электричества. Как вы думаете, как Китай будет справляться с этой ситуацией?

Китай развивает альтернативные источники энергии — есть программы использования солнечной энергии, энергии ветра и других видов «зеленой» энергетики. Если предприятие использует их в своей деятельности, то оно может рассчитывать на субсидии из бюджета, налоговые льготы и другие виды поддержки.

С другой стороны, постепенно набирает силу тенденция переноса некоторых энергоемких мощностей за рубеж. Это касается и частного, и государственного бизнеса. Например, производство биткоинов в Китае запретили из-за слишком большого потребления энергии. Сейчас фермы переезжают за границу. Одним из перспективных мест называют Иркутскую область, которая имеет дешевое электричество, много свободных площадей и находится рядом с Китаем.

То есть Илон Маск прав, когда говорит, что Китай не способен обеспечить майнерам достаточные электрические мощности?

На самом деле эта история сложнее. Майнеры потребляют много электричества, но на их фермах задействовано мало рабочей силы. Предприятия, работающие в сфере криптовалют, регистрировались как высокотехнологичные, то есть пользовались налоговыми льготами, сумма налогов от них невелика. Электричество для них тоже было со скидкой. Биткоины циркулируют за пределами Китая, они ничем не обеспечены. Поэтому получается, что майнинг в «западном» виде для Китая особой пользы не приносит.

Для Китая целесообразно расходовать электричество в реальном секторе, чтобы обеспечить население рабочими местами (иначе придется решать социальные проблемы), производить товар, который пойдет на экспорт и принесет стране валютную выручку. Одновременно правительство проводит курс на использование цифровых юаней.

Насколько успешна идет работа с цифровым юанем?

На сегодняшний день, с 2019 года, проведено семь раундов раздачи небольших сумм цифровых юаней населению в Шэньчжэне, Сучжоу, Чэнду, Шанхае, Чанше, Сиане, Циндао, Даляне и других городах. Было распространено почти 150 млн цифровых юаней, более 500 тыс. человек их использовали для оплаты коммунальных расходов, услуг общественного питания, транспорта и путешествий, покупок в магазинах, а также для оплаты государственных услуг.

На 30 июня этого года число пользователей цифровых юаней превысило 10 млн, открыто 20,87 млн личных кошельков и 3,51 млн кошельков организаций, совокупное число транзакций достигло 70,75 млн на общую сумму в 34,5 млрд юаней. Биткоин по сути создавал конкуренцию китайской национальной цифровой валюте, поэтому было принято решение его «подвинуть».

Как в Китае относятся к иностранным компаниям, таким как Tesla? Это друзья, враги или партнеры?

На нынешнем этапе, конечно, друзья. Китай планирует прекратить к 2035 году продажу автомобилей с двигателями внутреннего сгорания. 50% новых автомобилей будут полностью электрическими или на топливных элементах (т. е. водородными). В настоящее время китайский рынок электрокаров почти в три раза превосходит американский и составляет примерно половину мирового. Поэтому приход в Китай таких высокотехнологичных компаний с иностранным капиталом как Tesla будет везде встречать «зеленый свет», так как они несут в Китай новые технологии.

Рынок достаточно емкий, сейчас на нем всем хватит места. В долгосрочной перспективе, когда начнется серьезная конкуренция, Tesla и китайские компании могут стать конкурентами. Врагами стать не смогут, только если руководство Tesla не предпримет какие-то откровенно антикитайские шаги в политической сфере. В целом китайцы обычно довольно дружелюбно относятся к иностранцам, даже если это их конкуренты. Конкурировать китайские компании не боятся, потому что постоянно находятся в этом состоянии, борясь, в первую очередь, со своими соотечественниками.

Какие в нынешней ситуации секторы могут быть интересны инвестору?

Ограничения, имевшие отношение к коронавирусу, сейчас в Китае уже почти сняты, поэтому потребление восстанавливается. Из-за пандемии значительная часть экономики «ушла в цифру» — стали быстрее развиваться электронная торговля, доставка еды, различные интернет-сервисы. Это оказалось удобным, поэтому многие сохраняют свои новые привычки, приобретенные за время локдаунов: продолжают пользоваться приложениями по получению товаров и услуг онлайн.

Поэтому в качестве перспективных векторов я бы обозначил проекты, соединяющие в себе, с одной стороны, интернет, а с другой стороны — потребление товаров и услуг. Другое направление — проекты, без которых китайская экономика не сможет нормально существовать, например, нефтегазовые компании, транспортные компании и т. д.

Китай стал холиваром даже среди американских крупнейших инвесторов. Так, BlackRock ставит на Китай, в то время как Джордж Сорос говорит, что это «трагическая ошибка». Кто прав?

Деятельность Сороса во многом политизирована, дивиденды, которые он получает зачастую измеряются не деньгами, а какими-то нематериальными результатами.

BlackRock имеет чисто коммерческие интересы, поэтому оценка BlackRock китайской экономики более объективна. Эта компания имеет долгосрочные цели — ей разрешено предоставлять инвестиционные продукты китайским частным лицам. Фонд публичного размещения в Китае привлёк 6,68 млрд юаней (1,03 млрд долларов) от более 100 тыс. частных инвесторов. Важное место в стратегии BlackRock в Китае занимают проекты, связанные с пенсионными накоплениями китайцев. Это означает, что государство будет ее поддерживать.

Банкротство Evergrande официально так и не объявлено. Причина в страхе потерять лицо, культурная особенность?

Тут дело не в культуре, а том, что такие крупные компании влияют на целый спектр смежных отраслей. Поэтому закрытие одного «гиганта» может обрушить тех, кто поставлял ему оборудование и материалы, тех кто его кредитовал, негативно отразиться на участниках его проектов в других сферах Поэтому власти осторожно принимают решения, касающихся банкротства крупных компаний. Мне кажется, что это распространенная практика во многих странах мира, и Китай здесь не исключение.

Источник: https://ru.ihodl.com/

Оцените автора
( Пока оценок нет )
КриптоВики
Добавить комментарий